Кохта&Дидвели БАКУРИАНИ.РУ сайт о Бакуриани и Грузии
 

БАКУРИАНИ  
отзывы  
картинки  
зима  
лето  
форум  
сервис  
english  
ссылки  
   
   


Лавина, СТАРЫЕ ЗНАКОМЫЕ, ВСТРЕЧИ С КОТОРЫМИ ЛУЧШЕ ИЗБЕЖАТЬ

На ровном месте

Кохту мы еще в 50-е годы привыкли считать своей "домашней" горой - в Бакуриани часто проводились тренировочные сборы и соревнования, так что "сюрпризов" от нее не ждали. И все-таки однажды она нас жестоко наказала. События более чем сорокалетней давности до сил пор стоят перед глазами, напоминая: даже на хорошо знакомых склонах нельзя забывать о лавинной опасности.

Трасса, на которой тренировались студенты Московского Университета, начиналась в высшей точке гребня Кохты и имела уклон в сторону деревни Митарби. По этому пологому уклону горнолыжники проезжали метров сто, а затем, поворачивая на 90 градусов, уходили сначала на северо-запад, и дальше на север. На участке под гребнем вплоть до поворота оставался кусок склона, по которому никто никогда не катался. Склон этот при большом снеге часто становился лавиноопасным.

В тот год на Кохте выпало необычайно много снега, но горнолыжники тренировались спокойно: трасса хорошо утоптана, гора знакома, да и о лавинах на Кохте никто тогда не слышал.

Ночью прошел снегопад. Утром светило солнце, и студентам не терпелось встать на лыжи. Большая часть из них приехала на Кохту впервые и поэтому тренировалась в нижней ее части. Впрочем несколько человек решили спускаться сверху. Подъемников в то время на Кохте не было, и вся нижняя часть склона была покрыта поднимающимися спортсменами. я как сейчас помню этот роковой момент: кто-то из ребят начинает спускаться сверху, по плечу. Ни с того ни с сего он выскакивает с протоптанной трассы в сторону северного склона, влетает в целик и скользит по нему... Случилось страшное: он подрезал лавину, которая, набрав скорость, прошла по северному непротоптанному склону и выскочила на основную трассу, где было полно горнолыжников.

Многих из них она повлекла с собой вниз... Пятеро в той лавине погибли. С тех пор я твердо знаю: "домашних" гор не бывает.


Смертоносная пыль

Сообразить, что произошло, я не успел.

Представьте себе: погожий денек, пригревает солнышко, ты спокойно выходишь за окраину Терскола по направлению к Азау, и вдруг все исчезает, мгновенно провалившись в мутноватый сумрак: дорога, солнце, склоны...

И только густая снежная пыль вокруг. Она лезет в глаза, в рот, забивает уши, проникает под куртку, за ворот свитера, в рукава.

Пыль и внезапный налет холода - вот первые ощущения. И только секундой спустя до меня донесся грохот: пошла пылевая лавина.

Как правило, она возникает на крутом, длинном склоне, где скапливается много сухого, порошкообразного снега. Стронувшись с места, эта снежная масса способна развивать очень большую скорость, а воздушная волна, порожденная такой лавиной, обладает огромной разрушительной силой. Клубящаяся в воздушных потоках снежная пыль может в несколько секунд забить гортань, попасть в легкие и, собственно, задушить вас.

Поднимаясь из Терскола к Азау, к границе леса, вы увидите слева крутой северный склон. Всякий раз, когда снега становится здесь чрезмерно много, с него со скоростью курьерского поезда срывается сухая лавина, зачастую перехлестывающая русло Баксана. Причем, ее воздушная волна иной раз сносит линию электропередач, стоящую далеко за берегом реки. И только столкнувшись со скальным склоном Эльбруса, она теряет силу. Помню, как-то на пути этой волны оказался спускающийся из Азау в Терскол человек. Его подняло в воздух и понесло. "Приземлился" он только у основания Эльбруса, пропутешествовав по воздуху метров 100 - 150. К счастью, этот путник остался жив.

Ему повезло. Но, как правило, общение человека с пылевой лавиной заканчивается трагически.

Если подняться по реке Мзымте от Красной Поляны вверх, и, взяв левее, выйти на водораздел, а потом двигаться мимо озера Кордывач, до самой Аватхары, то у самого начала дороги Аватхара - Ритца можно было увидеть в начале 50-х годов летний дом отдыха. Он стоял у подножия горы, покрытой густым еловым лесом. Осенью дом отдыха закрывался, и всякая связь с "большой землей" прерывалась, - дорогу заносило глубоким снегом. Зимовали тут только сторож и его жена. И вот однажды, весной, сюда, как обычно, поднялись люди, но дома не нашли. На его месте лежала лишь куча бревен и досок. Лес же стоял все той же неприступной стеной - ни одного дерева не было повалено.

Пылевая лавина, взяв начало высоко наверху, начала мелкими ручейками просачиваться сквозь лес, не тронув ни одного дерева, а потом превратилась в сплошной снежный поток - его воздушная волна и снесла дом отдыха, под обломками которого были погребены сторож с женой.

Аккуратный Аккуратов

Многие склоны вокруг Кировска круты и лавиноопасны, горнолыжники это прекрасно знают. Равно как и те, кто работает на рудниках, поставляющих апатит. Долгие годы здешнюю лавинную службу возглавлял известный гляциолог Василий Никанорович Аккуратов. Ему частенько доставалось: и за то, что, несмотря на меры предосторожности, в лавинах гибли люди, и за то, что из-за лавин вставал рудник. Свести к минимуму потери был в состоянии только классный специалист, знаток своего дела, обладающий твердым характером, - таким и был Аккуратов.

Мне не раз приходилось проводить в Кировске горнолыжные соревнования. Разрешение на открытие стартов нужно было получать у Василия Никаноровича - задачка не из легких... Потому что, прежде чем "дать добро", он всегда сам оценивал состояние снежного покрова на склоне. Работа серьезная: рыли на всю глубину шурфы, изучали величину трения между слоями снега... И только после этого Аккуратов выносил свой вердикт: лавиноопасен ли склон или нет.

Василий Никанорович считал самым эффективным средством зашиты от лавин обстрелы из минометов и пушек. Но даже после обстрелов склонов иной раз говорил мне: "Сегодня на этом склоне я полной гарантии дать не могу - слишком тепло. Если не удалось спустить, лавину при плюсовой температуре, значит, она вполне может пойти через пару часов, когда подморозитЕ Давайте подождем. При минусовой температуре обстреляем склон в шахматном порядке. Воронки от мин или снарядов замерзнут и будут держать снег, словно его прибили гвоздями. Долго держать, пока сильная оттепель не растопит эти гвозди".

Такой метод в Кировске использовали долго, и я не помню, чтобы он когда либо дал осечку.


Береженного - Бог бережет

Весной в 1972 году на Чегете должны были пройти крупные международные соревнования. Ожидался приезд будущей двухкратной олимпийской чемпионки немки Рози Миттермаер, многократного победителя Кубка мира в спуске Франца Кламмера, чемпиона мира в скоростном спуске австрийца Давида Цвилинга, серебряного призера Олимпийских игр в Саппоро немца Хагена.

Понятно, что соревнования с таким составом надо было провести на высшем уровне. Хороший снег в тот год лежал в апреле и северном цирке горы Чегет. Там можно было поставить отличные трассы гиганта и слалома. Однако им угрожала лавинная опастность.

Лавинщики работали с рассвета и до заката три дня, спустили уйму лавин и наконец сказали нам: "Можете прокладывать и готовить трассы". Последнее слово оставалось за начальником спасательной службы соревнований Андреем Александровичем Малеиновым.

"Акт о лавинной безопасности подпишу только после того, как сам прощупаю склоны, - сказал он мне. - Пошли наверх".

Мы взяли в помощники спасателя Серванта, прихватили лопату, два лома и отправились на гребень, под которым проходила трасса. Хотя снега наверху было так мало, что мысль о лавине могла прийти только чрезмерно беспокойному человеку, мы все-таки решили попристальней посмотреть верх гребня. Заметили на раскисшем от солнца снегу вытаявшую осыпь плоских камней, лежащих на зарослях рододендронов.

Выковырнув из осыпи ломом один плоский камень, Андрей столкнул его вниз. Вслед за камнем побежала маленькая лавинка... Вскоре она набрала силу, превратилась в большую и ушла в Баксан. Мы отошли в сторону и столкнули новый камень - еще одна лавина пошла. Медленно продвигаясь по гребню, мы спустили третью, четвертую, пятую... За оставшееся до вечера время таких лавинок было спущено аж двадцать девять...

Только после этого Андрей подписал акт.Трассам больше ничего не угрожало, и соревнования прошли прекрасно.


На ровном месте

Когда со склонов обрушиваются многотонные массы снега, погребая под собой лыжников, это трагично, но, по крайней мере, понятно: человек не в состоянии противостоять сокрушающей все на своем пути стихии... Но когда нечто такое происходит, что называется, на "ровном месте" - и откровенной, зримой лавинной опасности будто бы нет, и снега не слишком много, и склон вроде бы до мелочей знаком - это трагично тем более.

Однажды мы тренировались с профсоюзной командой на Третьем Чегете. Видимость плохая, трасса мягкая пришлось тренировку сворачивать. По соседству каталась группа из турбазы Министерства обороны. Туристы первыми сели в кресла и уехали. Через несколько минут я тоже посадил своих ребят на канатку и отправил вниз, а сам с двумя своими учениками решил спуститься на лыжах и посмотреть состояние трассы - на всякий случай. я был уверен, что никто сверху на лыжах не поехал, но, как говорится, береженого Бог бережет.

Над кафе "Ай" перед кресельной дорогой есть крутой спад, который горнолыжники часто траверсируют на скорости. С этого спада накануне лавинная служба спустила небольшую лавинку. Она сошла и замерзла, а ее комочки припорошил на 2-3 сантиметра прошедший ночью снег. По такому испещренному жесткими бугорками снегу лавины повторно идут редко. К тому же новый снежный покров не превышал трех сантиметров.

Притормозил, жду отставшего ученика. Свет рассеянный, видимость никудышная. И тем не менее заметил: чуть выше меня лежит еле заметный следок. Где он заканчивался, точно проследить не удалось: он терялся в том месте, где начинается след совсем малюсенькой лавинки.

Первая мысль: где ученики? Они здесь, один чуть сзади, другой чуть впереди. Облегченно вздыхаю, тем не менее беспокойство не отпускает. Захожу в кафе "Ай". встречаю там начальника канатных дорог Чегета Алексея Малеинова. И спрашиваю его, не пропадал ли сегодня кто-либо. Нет, сказал он. я рассказал ему о виденном. Он обещал в случае исчезновения кого-либо начать поиски.

На следующий день на турбазе Министерства обороны хватились инструктора, - тот вчера не пришел ночевать. Сначала думали, что он остался у друзей в Азау. Позвонили туда. Нет, не ночевал. Забеспокоились. Вспомнили, что он с горы спускался не в кресле, а на лыжах. Позвонили на Чегет. Малеинов сразу объявил поиск. Привел спасателей к лавинке у кафе "Ай" и приказал рыть траншею внизу, у основания лавины.

Вскоре пропавший был найден. Он был мертв. Всего 40 сантиметров снега покрывали его. Но упал он очень неудачно - головой вниз - и не смог выбраться. Вытаявший около головы снег говорил о том, что он достаточно долго был жив и дышал... Если бы его хватились раньше, возможно, все бы обошлось.

Ланины не щадят никого: ни новичков, ни мастеров экстракласса. В начале шестидесятых годов в Швейцарии погибли два замечательных горнолыжника: Олимпийская чемпионка 1960 гола в гигантском слаломе немка Сюзи Сандер и отчаянный и бесстрашный, лучший в то время горнолыжник команды США Вернер. Они должны были сняться в рекламном ролике для немецкого спортивного магазина Вилли Богнера, тоже известного в прошлом горнолыжника. Склон, на котором предполагалось проводить съемки, был лавиноопасным, их предупреждали, но они были молоды и отчаянны, не вняли советам и погибли.

В конце шестидесятых, при восхождении на Монблан нашел свою смерть знаменитый горнолыжник Шарль Бозон.

Список погибших в лавине горнолыжников в конце 70-х годов пополнила победительница Кубка мира австрийка Гертруда Габль, дочь известного австрийского горнолыжника.

А сколько отчаянных "экстремистов" погребено под толщами снега? Лавина не щадит даже профессионалов высочайшего класса, таких как Нурис Урумбаев, знавший терскольские снега, как свои пять пальцев, - несколько лет назад он погиб...

Автор: Юрий Преображенский

Использованы материалы: журнал "Ski"